Перейти к основному содержанию

О судебной реформе (и не только)

Проблема сама не решится

В своей серии статей на тему коррупции (начало здесь) я старался проанализировать эту проблему с разных сторон: описать существующие теории, рассмотреть рекомендации по борьбе с ней, даже оценить экономический эффект. Считаю необходимым продолжить этот разговор в свете последних многочисленных разговоров о судебной реформе и её нового перезапуска от Зеленского.

Правление закона

В 3-й части серии я привёл таблицу из статьи «Corruption and decentralized public governance», где выставлены приоритеты антикоррупционных усилий в разных странах в зависимости от качества государственной власти и системного уровня коррупции. Так вот, при низком качестве государственного управления и высоком уровне коррупции в стране (просто как с Украины списано) приоритетом антикоррупционной борьбы в первую очередь должно стать установление the rule of law — правления закона. Создание различных антикоррупционных органов без этого даёт очень малый эффект. Основными инструментами правления закона являются принятие прозрачного и недвусмысленного антикоррупционного законодательства и создание независимой эффективной судебной системы.

И если с законодательством в стране всё не так уж и плохо, то вот с судебной системой ситуация аховая. Те же случаи с КС, «Приватом» или приговором Стерненко только это подтверждают. Кастрированная судебная реформа, затеянная при Порошенко и при нём благополучно похороненная, не предоставила ни малейшего шанса Украине хотя бы на полшага приблизиться к построению действенной судебной ветви власти.

Как вообще можно говорить что-то о судах и судьях, если уровень недоверия к ним просто зашкаливает. Согласно результатам последних исследований Центра Разумкова, судам полностью доверяет 2,2% украинцев, а ещё 12% — доверяют частично. 2,2%, Карл! Здесь уже никакими полумерами не поможешь, это неприкасаемая и непробиваемая каста, тот же судья Вовк не даст соврать. Все эти новые косметические меры с ВККС и ВСП от Зеленского, принятые недавно парламентом в первом чтении, окончатся таким же пшиком, как и при Порошенко.

Поэтому необходимо уволить вообще всех судей, начиная с КС и ВС, и заканчивая судьями местного уровня. В топку должен пойти и весь нынешний состав всех этих ВСП и ВККС. И пусть нам не рассказывают сказки про то, что жизнь в стране парализуется и застынет из-за этого. Пережили локдауны при ковиде, и этот как-нибудь переживём.

Можно, в конце концов, пойти и по более мягкому варианту, начиная с переформатирования судебных структур высшего звена, затем по регионам переходить на нижние. Но тянуть кота за хвост ещё несколько лет, имитируя очередную реформу, нет никакой возможности — всех судей нужно безжалостно увольнять, невзирая на лица. Наша нынешняя судебная система не способна к перестройке, её проще сломать до основания.

После этого все назначения в любой суд страны должны проходить только через жребий. Правом выдвижения судей в КС и ВС должны обладать президент, Кабмин, парламент, общенациональные политические партии и общественные движения. Им не могут обладать никакие Советы судей, как это делается сейчас. Члены этих советов являются представителями той же самой касты, и давать им право выдвигать кандидатов из своей среды и при этом надеяться на их честность и добропорядочность по крайне мере наивно. Это как поручить козлам охранять капусту, а потом удивляться, куда же подевался весь урожай.

Так же этого права нужно лишить и советы прокуроров и адвокатов. Что одни, что другие замешаны в нечистоплотных делах вокруг судов не меньше тех же судей.

Кандидатов в судьи территориального уровня могут выдвигать местные советы и общины, партии местного уровня, инициативные группы граждан, вплоть до самовыдвижения на должности в местные суды. Все кандидаты в судьи того или иного уровня должны соответствовать квалификационным требованиям и этическим стандартам, разработанным для этой должности.

Все кандидаты проходят обязательную проверку специальным органом на соответствие уровня жизни и задекларированных доходов, вместе с жёнами, бабушками и другими близкими родственниками. Этим органом может быть тот же Совет по добропорядочности, но его формирование должно осуществляться по тому же принципу: выдвижение кандидатов не из состава советов судей другими ветвями власти и политическими организациями, отбор по критериям, затем жребий среди участников.

После определения круга кандидатов на должности в соответствующие суды, между ними разыгрывается жребий. Тех, кому не повезло, заносят в кадровый резерв и из них, опять же путём жребия, можно осуществлять добор судей, покинувших по тем или иным причинам свои должности до истечения срока.

Срок пребывания на посту судьи должен быть достаточно большим, дабы устранить политическое или психологическое давление на них со стороны исполнительной власти или избирателей — скажем 8 лет. После этого на эту должность объявляют новые выборы. Судья, занимавший этот пост до этого, может быть выдвинут кандидатом на выборах только через 1 срок, то есть через следующие 8 лет. Для того, чтобы не парализовать работу судов на время выборов и поддерживать преемственность, выборы судей можно разнести, например, выбирать четверть состава каждые 2 года.

Количество судей в КС и ВС должно быть значительно сокращено. В США судьи Верховного Суда ведут и конституционные дела, и дела общего права без разделений, и их всего девять (!), в то время как в Украине 18 судей КС и, как скромно пишут на сайте Верховного Суда и в новых поправках от Зе, в их состав «входять судді у кількості не більше двохсот». Что у нас делают «не больше» 218 высших судей, общее материальное содержание которых в разы превышает содержание судей ВС США?

Конституционный Суд должен вообще перестать быть постоянно действующим и собираться на свои заседания только при необходимости рассмотрения и вынесения решения по Конституции.

Необходимо также ввести строгую ответственность за неправосудные решения. Если судья принял решения и апелляционный или вышестоящий суд его отменил, то такой судья должен быть немедленно отстранён от исполнения служебных обязанностей и подвергнут проверке насчёт причин такого решения: был ли это недостаток квалификации, судебная ошибка (от этого никто не застрахован), или в этом есть коррупционная составляющая. В последнем случае судья должен немедленно покинуть свой пост.

По моему убеждению, только перечисленный выше комплекс решительных и неотложных мер позволит в кратчайшие сроки превратить должность судьи из пожизненной синекуры в нелёгкий, но заслуженно хорошо оплачиваемый труд, действительно необходимый нашим согражданам и уважаемый ими. И тогда мы, наконец-то, сможем начать жить в новой общественной системе, когда, как говорила Шерон Стоун в моём любимом вестерне: «The law's come back to town».

Способы реализации

Закономерный вопрос, который возникает при чтении предложенных выше мер — каким образом это всё может быть реализовано? Ответить на него в рамках существующих институциональных и общественных отношений в стране просто невозможно. Бороться с судьями через контролируемые ими же суды и всякие советы правосудия и комиссии — глупо и бессмысленно. Поэтому систему отношений нужно менять на корню.

Если мы живём в стране сплошного судебного беззакония, поощряемого и прикрываемого многочисленным судебным корпусом, то нынешние формальные законы, нацеленные на их защиту, должны быть отменены или проигнорированы.

И тут, при всей моей нелюбви к нему, спасибо сказать надо президенту Зеленскому. Я веду речь о недавно принятом законе о референдуме. Я давний сторонник широчайшего внедрения элементов прямой демократии в Украине. По моему мнению, это единственный легальный механизм преобразования основ государства без революций и крови. Даже если принятие только референдумных законов (включая будущий о местных референдумах) будет единственным полезным делом Зеленского, это уже будет неким утешительным итогом его избрания.

Итак, «Стаття 3. Предмет всеукраїнського референдуму» нового закона гласит, что предметом общенационального референдума может быть вопрос:

4) про втрату чинності закону України або окремих його положень.

Причем, по данному пункту реализация результатов референдума являются обязательной и не требует утверждения со стороны других органов государства (ст. 4 п. 1).

К сожалению, в новом законе отсутствует понятие законодательной инициативы, но возможность отмены через референдум всех положений нынешнего законодательства, мешающих проведению перечисленных выше мер, уже дают огромные легитимные инструменты давления на нынешнюю судебную систему. Здесь необходимо чётко уяснить одно: я не покушаюсь на конституционные основы независимости судей как института государства. Это никоим образом не оспаривается. Я выступаю только за ликвидацию той кастовой системы, в которую превратился наш судейский корпус. Замкнувшийся в себе, гребущий под себя как в последний раз, оборзевший до края от безнаказанности — он больше не имеет права на существование. Карфаген, в конце концов, должен быть разрушен.

P.S. Более полную версию этой статьи можно найти на Enigma (здесь) или Facebook (там создана страница) с репостами.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!