Перейти к основному содержанию

Эфиопия пылает. Баланс нарушен

Замкнутый круг и слабость дипломатии
Источник

Продолжение. Начало тут

Суданская армия усугубила ситуацию в Тыграе — независимо от того, оправдались её действия или нет. Хрупкое равновесие, воцарившееся в регионе, всё равно было нарушено.

В последнее время всё громче звучит воинственная риторика с обеих сторон. Аддис и Хартум одновременно заявляют об угрозе потери территорий, подавая всё с точки зрения национальной безопасности. Доходит и до практических жестов: недавно был отозван посол Судана в Эфиопии.

Предложенные дипломатические посредники из Турции, ОАЭ и других стран увидели, что в их услугах никто не заинтересован. Даже Эритрея, чьё мирное соглашение с Эфиопией превратилось в пакт о взаимной безопасности, попыталась изобразить себя миротворцем. Но получилось довольно неубедительно.

К этому времени высказалась и новоназначенный глава МИД Судана. В конце февраля Мариам Сиддиг аль-Махди заявила, что Хартум готов к переговорам под эгидой Межправительственного органа по вопросам развития (МОВР). Этот региональный орган исторически контролируется Эфиопией — но он всё ещё не предлагал свои услуги.

И, вполне вероятно, что совет даже не обладает достаточной независимостью, чтобы предлагать беспристрастное посредничество.

А раз нет согласованного внешнего модератора, обе стороны рискуют ещё больше раскрутить холодную войну. Из-за настолько переплетённой общей истории и Судан, и Эфиопия располагают рычагами воздействия. Например, последняя регулярно отправляет пять тысяч военных для миссии ООН на спорных территориях между Суданом и Южным Суданом.

Теперь появились некие опасения, что миротворцы будут отозваны. В таком случае Суданским вооружённым силам придётся отвлекаться — и, возможно, занять освободившиеся земли. В свою очередь, это спровоцирует новый территориальный конфликт в другой точке.

Также есть опасения, что Хартум может занервничать — ведь Эфиопия способна использовать местных жителей в качестве пятой колонны. В том случае если вдоль общей границы начнутся бои, суданцы получат дополнительный фронт. В свою очередь, Эфиопия опасается, что соседи будут поддерживать и вооружать тыграйских повстанцев.

Неустойчивость ещё и усугубляется. Никак не прекратится приток союзных армий и ополченцев в приграничную зону между Суданом и Эфиопией. С эфиопской стороны видна не только собственная армия, но и боевики Амхара с военными силами Эритреи. Точно так же на суданской стороне границы появляются и кадровые военные, и местные ополченцы.

Совместимости и координации между такими силами нет. Даже с учётом того, что всё это происходит в узкой полосе вдоль границы — всё равно остаётся риск того, что малейший просчёт спровоцирует крупномасштабный взрыв. На этот раз — не внутренний, а уже международный, с участием трёх армий и разношерстных ополчений.

Например, в том же Судане за прошлый год вскрылась масса конфликтов между армейцами и местными повстанческими движениями. Слишком мало внимания от международных организаций. Зато в регионе собралось слишком много армий, и они расположились слишком близко друг к другу.

Напряжённость противостояния порождает всё больше теорий о том, что конфликт спровоцируют извне. Больше всего на эту роль подходит Египет. Он всё больше разочаровывается в ситуации и уже стремился использовать исторические связи с Суданом во внешнеполитических интересах. А ещё египетские чиновники уже разбрасываются заявлениями о чересчур ослабленной Эфиопии, которая якобы не справляется с внутренними военными проблемами.

Мне не кажется, что теперь для решения проблем достаточно потребовать вывода войск со спорной территории. Но внешние посредники всё же необходимы. Их участие понадобится, чтобы предотвратить наиболее тяжёлые последствия конфликта — не только для жителей приграничных районов, но и для соседних стран. Судан уже предложил вести переговоры с участием США, Евросоюза, ООН и Африканского союза.

Хоть все эти проблемы и крепко связаны между собой, не существует единого инструмента, способного всё это распутать. Пожалуй, главное, к чему можно стремиться — это координация действий. Подобные процессы важно запустить сейчас, и Вашингтон способен предпринять несколько шагов — буквально немедленных.

По счастливому совпадению, в марте Штаты как раз возглавили Совбез ООН. Так что недавно назначенный посол США в ООН Линда Томас-Гринфилд вполне может перенаправить внимание совета на обсуждения разнообразных кризисов, возникающих в проблемном африканском регионе. Придётся учитывать и тот факт, что в конфликте присутствует интерес внешних сил. Так что совет должен включить обсуждение международной контактной группы.

В отличие от своего подхода к другим регионам, Вашингтон слишком долго рассматривал страны Африканского Рога — многообещающего, но нестабильного — без должного интереса. Или просто давал зелёный свет Эфиопии. Но теперь, поскольку Аддис утратил способность выполнять эту роль, бремя переместилось на самих американцев. Пора активнее защищать свои интересы.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!